Ядерное запугивание США

Трамп путает бизнес с политикой, ставя мир на грань катастрофы.
Размещение США ядерного вооружения в Европе свидетельствует о том, что Вашингтон готовится к его применению

Такое заявление сделал директор департамента по нераспространению и контролю над вооружениями МИД России Владимир Ермаков.

«К сожалению, некоторые зависимые от Вашингтона страны делают вид, что ничего не происходит, или просто боятся даже задуматься над провокационностью того, что в XXI веке на территории Европы идет подготовка к применению ядерного оружия с подключением неядерных государств», — подчеркнул дипломат.

Действительно, страна не обязательно может обладать собственным запасом ядерного оружия, чтобы представлять угрозу для соседей и самой являться мишенью. В ней может быть размещено оружие третьих стран, например, США. Напомню, в настоящее время американские ядерные заряды размещены на территории Германии, Италии, Бельгии и Нидерландов, а также в Турции.

Что касается турецких запасов на известной базе «Инжирлик», по некоторым данным, после неудачной попытки переворота в этой стране американцы начали вывозить арсенал в Румынию, расширив неформальный «ядерный клуб» в Европе.

Кстати, в Румынии уже развернуты компоненты американской ПРО, в которые можно легко зарядить ядерные ракеты, что фактически нивелирует все договоры о разоружении.

Мы на это обращаем внимание всего мира уже очень много лет — но в ответ мы слышим: успокойтесь, это не против вас!

Впрочем, в последнее время Запад уже все меньше утруждает себя оправданием и открыто говорит о возможности военного столкновения с Россией. Причем ядерного.

Сегодня в рамках НАТО продолжаются «совместные ядерные миссии», подразумевающие подготовку военных неядерных стран к возможному применению ядерного оружия США. Против кого? Они уже и не скрывают.

На прошлой неделе председатель объединенного комитета начальников штабов ВС США генерал Джозеф Данфорд заявил, что Вашингтон развертывает ядерное оружие малой мощности для того, чтобы исключить какое-либо преимущество России, которая развертывает нестратегические ядерные силы.

В Пентагоне изучают российскую доктрину и возможные сценарии. Американский генерал выразил уверенность в том, что в Москве рассчитывают применить ядерное оружие в Европе, чтобы лишить США возможности дать ответ. По его словам, ядерное оружие малой мощности необходимо США, чтобы «русские были уверены» в невозможности получить стратегическое преимущество, применив свой ядерный арсенал.

Напомню, создание т.н. ядерного оружия малой мощности предусмотрено принятой при Трампе в 2018 году американской ядерной доктриной. Ими планируют оснащать баллистические ракеты морского базирования, которые запускаются с подлодок, и крылатые ракеты «Томагавк».

Еще один ключевой момент этого документа заключается в том, что США не берут обязательства не применять ядерное оружие первыми.

То есть сценарий вполне можно себе представить: в Пентагоне «внезапно» решают, что Москва хочет нанести ядерный удар по американским силам в Европе (да и не только ядерный) и решают действовать на опережение, запустив по нам несколько таких ракет «малой мощности» в расчете на то, что мы в ответ не применим стратегический арсенал.

Расчет совершенно не обоснован: на летящих ракетах не написано, какой они мощности (если что, речь идет о ракетах «Трайдент», составляющих основу Морских стратегических ядерных сил), а в российской военной доктрине сказано, что Москва может применить свой арсенал в ответ на ядерную атаку или в случае угрозы существованию государства. А еще хотелось бы напомнить слова российского президента в недавнем послании к Федеральному собранию о том, что «ответка» может прилететь не только по месту пуска ракеты, но и по месту принятия решений.

Американские эксперты назвали новую американскую стратегию доктриной «ограниченной ядерной войны», однако по факту такая война уже была — в 1945 году. Ее «ограниченность» заключалась в том, что ядерным оружием обладала лишь одна сторона. Представить себе «ограниченную ядерную войну» между двумя ядерными государствами, к тому же обладающими 9/10 всех ядерных зарядов планеты, можно разве что в фантастических фильмах. Или в американских военных стратегиях, которые все больше отрываются от реальности.

В реальности такая война поставит под угрозу существование всего человечества. Что же касается самой Европы, которая станет основным театром военных действий, то у нее шансов на выживание — полный ноль.

Так что же в Европе этого не понимают совсем? Сколько раз им говорили: не будите лихо. Но когда я слышу заявления европейских политиков, вслед за США обвиняющих Россию в нарушении того же ДРСМД, я начинаю сомневаться в том, что понимают.

Ну ладно там Польша и прибалтийские лимитрофы, исторически готовые стать камикадзе назло России, но от стран Западной Европы можно было бы ожидать большей адекватности.

И тут необходим небольшой экскурс в историю. Тактическое американское ядерное оружие появилось в Европе в середине 1950-х. Руководство США рассматривало возможность его применения как ассиметричный ответ на случай масштабного конфликта со странами организации Варшавского договора, которые обладали преимуществом в обычных вооружениях. Существовал даже соответствующий план «Щит и меч».

По замыслу авторов плана, тактическое оружие размещалось в странах, через которые могло бы вестись наступление советских войск. На северном фланге — Бельгии, Германии и Нидерландов, на южном — в Турции, Греции и Италии.

Фактически военные этих стран получили не только возможность тренироваться наносить ядерные удары, но и доступ к планированию ядерной войны. Программа называлась соответственно: Nuclear sharing (разделение ядерной ответственности).

Ничего не напоминает? Так один в один. Только тогда был военный паритет между НАТО и ОВД.

В Турции были развернуты американские ракеты средней дальности, что, если никто не забыл, в 1962 году привело к Карибскому кризису, когда СССР в ответ поставил свои ракеты в подбрюшье США. Тогда мир прошел буквально по лезвию бритвы.

Шли годы, и серьезность развертываемого на континенте оружия увеличивалась. К середине 1970-х США развернули в Европе 180 баллистических ракет мобильного базирования «Першинг». В ответ на это в 1976 году в СССР встали на боевое дежурство ракетные комплексы РСД-10 («Пионер»). На Западе эта ракета имела иное название — SS-20 «Гроза Европы». США же в 1983 году начали развертывать в Великобритании, Бельгии, Нидерландах и ФРГ новые ракеты средней дальности «Першинг-2» и крылатые ракеты «Томагавк».

Отношения США и СССР тогда снова балансировали на грани полноценной ядерной войны. В 1980-м к власти в США пришел президент-республиканец, имевший репутацию «ястреба» Рональд Рейган, который сразу же заявил о намерении в два раза увеличить военный бюджет и отдал распоряжение о разработке новых видов летального оружия. В американских СМИ тогда активно мусолилась тема возможного ядерного конфликта. Регулярно проводились учения с использованием ядерной компоненты, увеличилось число полетов стратегической авиации вблизи воздушных рубежей СССР и стран-союзников. Тогда же Рейган объявил о создании программы «Звездные войны», которая была нацелена на милитаризацию космоса.

Опять же, ничего не напоминает?

И да, в Западной Европе тогда поняли, что шутки кончились, по странам, которым предстояло стать ареной ядерной войны, прокатилась волна протестов. Некоторые историки считают это одной из причин того, что Рейган пошел на разоружение. В США до сих пор распространено мнение, что Рейган пошел на этот шаг, чтобы предотвратить неизбежное начало войны.

Так или иначе, после прихода к власти в СССР Горбачева началась эпоха разоружений. В 1987 году был подписан Договор о ликвидации ракет средней и меньшей дальности, а в 1981-м — Договор о сокращении стратегических наступательных вооружений, а вскоре после этого прекратил свое существование СССР.

В 1990-е действительно была вывезена значительная часть американского ядерного арсенала из Европы, а сами европейцы значительно сократили свои вооруженные силы, т.к. казалось, что угроза войны полностью снята.

Как все мы знаем, продлилось это недолго. Сегодня мы вновь живем в атмосфере холодной войны, западные политики ежедневно убеждают своих граждан в существовании «российской угрозы», их СМИ описывают сценарии будущей войны, как будто это уже решенный вопрос, проводятся ядерные учения военными неядерных стран.

Даже неудивительно, что американцы выходят из ДРСМД, который выглядит неким рудиментом короткой эпохи между холодными войнами. Под вопросом судьба СНВ-3.

И на этом фоне президент США Дональд Трамп, во многом повторяющий путь Рональда Рейгана, делает России и Китаю предложение полностью отказаться от ядерного оружия, впрочем, без уточнения подробностей предложения. Но их и не будет, потому что никакого реального проработанного предложения у Вашингтона нет.

Трамп уже не впервые делает подобные заявления. В декабре прошлого года он написал, что США с Китаем и Россией должны начать переговоры об окончании гонки вооружений. А в январе 2017-го, еще не вступив в должность, предложил в обмен на разоружение снять с России санкции.

Отличие Трампа от Рейгана в том, что от нынешнего президента мы слышим только слова. И едва ли можно ожидать действий. Вернее, действия есть, но они диаметрально противоположны. Трамп предлагает невыполнимое, угрожает, шантажирует, выторговывает для себя выгоды. Трамп до сих пор остался бизнесменом в политике.

Проблема в том, что ставки в его «новом бизнесе» теперь невероятно высоки, а на Западе попросту исчез страх перед войной, сами мысли о возможности ядерного столкновения перестали быть табу. Впрочем, в Европе потихоньку начинают просыпаться и вяло протестовать, но пока этого явно недостаточно для создания какой-либо надежной гарантии безопасности.

Ее нет и, увы, не предвидится, и мир все стремительнее снова подходит к краю пропасти, от которой почти 30 лет назад удалось отползти, но ценой жизни для нашей страны. И если у Трампа нет конкретных предложений, то они уже есть у других американских политиков.

Так, в середине апреля бывший госсекретарь Соединенных Штатов Джордж Шульц, бывший министр обороны Уильям Перри и экс-сенатор от штата Джорджия Сэмюэл Нанн на страницах Wall Street Journal заявили о том, что отношения России и США зашли в тупик, а это может привести к опасной конфронтации и обернуться применением ядерного оружия, причем уровень нависшей угрозы заметно превосходит опасность, грозившую миру во времена холодной войны.

По их словам, США необходимо установить диалог с Россией, чтобы предотвратить возможный ядерный конфликт. По сути они предлагают Трампу повторить подход Рейгана, который, по их словам, позволил добиться улучшения отношений с СССР и снизить градус напряженности, а затем и вовсе привел к окончанию холодной войны.

Но окончание холодной войны обернулось нашим поражением. То есть они предлагают нам сдаться. А иначе — война, горячая и ядерная!

Позволим ли мы повторить это второй раз?

Дмитрий Родионов

Источник ➝

Александр Роджерс: И прозвучит из Вашингтона «А нас за що?»

Администрация Белого Дома забывает, что в подобные игры можно играть в обе стороны

Александр Роджерс: И прозвучит из Вашингтона «А нас за що?»

Тут некоторые граждане возбудились на мои вчерашние слова про «наших китайских союзников».

Одни начали заявлять, что это союзники ситуативные, другие и вовсе подвергли сомнению, союзники ли.

Во-первых, однозначно союзники. Для этого достаточно почитать, как в последние несколько дней заявления Сергея Лаврова и его китайского коллеги Ван И перекликались друг с другом. Больше всего это напоминало, как два карточных шулера раздевают лоха в преферанс (лохом выступал Майкл Помпео, ясное дело).

Лавров, в частности, заявил, что «Вопрос Сянгана (а не Гонконга, что само по себе уже душевно) – это внутренний вопрос Китая». Что высоко оценил его китайский коллега в ответном заявлении.

И кто знает, может скоро прозвучит заявление Ван И, например, «Вопрос Малороссии – это внутренний вопрос России». Ну, вы понимаете…

Кому этого недостаточно, может посмотреть, например, на список совместных учений российских и китайских армии и флота за последние пару лет.

И, как справедливо заметил один коллега, с «несоюзниками» единую систему СПРН и совместимость систем боевого управления не делают.

Хотя пусть американцы ещё какое-то время потратят на иллюзии, что они смогут настроить нас против Китая, а Китай против нас. Пусть.

Я бы даже какие-то фейковые «сепаратные переговоры» замутил (с ведома и согласия китайских товарищей), чисто для поржать. Ещё и поторговался бы для вида «А что вы можете нам дать?».

Впрочем, тут уместна поговорка моей жены, когда ей Роджерс-младший пытается давать советы на кухне «Свою жену будешь учить готовить» – Сергей Викторович и без моих советов прекрасно справляется, и в преферанс я бы с ним точно играть не садился.

Во-вторых, любые союзники ситуативные! Любые союзы существуют до тех пор, пока есть общность врагов и/или интересов.

А для России и Китая общность и первого, и второго однозначно существует – как минимум в среднесрочной перспективе.

США и англосаксы в целом – это враг исторический, многовековой, экзистенциальный. Тут не может быть никаких иллюзий. Как для нас, так и для Китая, который терпел от наглосаксов два века унижений и прекрасно помнит миллионы своих наркоманов, созданных для обогащения островных упырей.

Впрочем, американцы продолжают действовать как слон (или, глядя на Помпео, скорее боров) в посудной лавке.

Так, всё тот же Помпео заявил, что Вашингтон возмущён нарушениями прав человека и полицейским насилием в Гонконге.

И это в то же самое время, когда четверо полицейских в США жестоко убили безоружного и закованного в наручники афроамериканца, что вызвало массовые бунты в Миннесоте, которые разгоняются с помощью светошумовых гранат, водомётов и слезоточивого газа.

Тут не просто бревно в своём глазу, тут целый баобаб или секвойя в нём застряли.

Это, проводя параллели, «Врадиевка» грядущего американского майдана.

Американцы также предложили признать независимость Тибета от Китая. Серьёзно?

Они вообще уже не могут считать возможные последствия?

Соловьёв по телевизору уже сказал, что после этого можно будет признать Одессу вольным городом. Хотя чего мелочиться? Подобное заявление, если будет «законодательно» оформлено (то есть пройдёт голосование в Конгрессе (пока это только предложение), развяжет на самом деле очень много рук.

Можно будет признать независимость Шотландии и Ирландии, испанский Гибралтар и аргентинские Фолькленды, русскую Аляску и мексиканский Техас, независимость пяти индейских штатов и так далее, и тому подобное. Вплоть до Атлантики, Пацифики и Мидвестии, о которых я недавно писал.

Понятно, что на начальном этапе это будут с обеих сторон лишь пустые заявления (относительно Тибета, естественно, тоже). Ну а дальше кто знает…

Администрация Белого Дома забывает, что в подобные игры можно играть в обе стороны.

Главное, чтобы потом из Вашингтона не звучало «А нас за що?».

Александр Роджерс, специально для News Front

Европа продолжит злиться и терпеть

США упорно продолжают добивать свои союзные отношения с Европой. И вопрос в том, решится ли теперь Евросоюз признать этот союз официально умершим

Занятые ведением холодной войны 2.0 с Китаем, Соединённые Штаты всё-таки не забывают и о России. И если кому-то кажется, что правительство США наконец-то согласилось с советами ряда экспертов и взяло курс на нормализацию отношений с Москвой (чтобы не допустить российско-китайского альянса, попытаться заручиться поддержкой России в выбивании Средней Азии из-под китайского влияния и в перспективе даже попытаться создать какую-то антикитайскую систему коллективной безопасности в Восточной Азии), то они слишком хорошего мнения о степени политической трезвости Вашингтона.

Нет, республиканские «слоны» продолжают бороться с призрачной «российской угрозой», попутно круша всю внешнеполитическую лавку и разбивая в хлам американские интересы. Не только в плане ведения холодной войны с КНР, но и с точки зрения поддержания важнейшего для Штатов трансатлантического союза с Европой.

Из последних шагов вашингтонских мудрецов можно отметить выход Соединённых Штатов из Договора по открытому небу (позволявшего странам-участникам совершать легальные разведполёты над территориями других государств и тем самым снижать уровень напряжённости — и прежде всего на европейском театре), а также достойное иного применения упорство в деле введения санкций против «Северного потока — 2». По словам представителя одного из авторов санкционного пакета, сенатора-республиканца Теда Круза, Соединённые Штаты намерены таким образом не допустить завершения российско-европейского трубопроводного проекта.

И если бы действия США могли достичь этой цели, то, возможно, они были бы хотя бы частично оправданны — «Северный поток — 2» снижает важность Восточной Европы и особенно Украины в европейском раскладе сил и российско-европейских отношениях, а также усиливает влияние Германии. Однако проблема в том, что цель уже недостижима. Санкции нужно было принимать раньше, и тогда они, возможно, отпугнули бы европейцев от реализации проекта. Однако сейчас уже поздно, проект почти закончен, это лишь вопрос нескольких месяцев.

Поэтому действия Вашингтона принимаются исключительно ради действий — чтобы выразить своё американское «фи» проекту и использовать его как оправдание для дальнейших санкций против Москвы. Опять же, санкций, которые принимаются исключительно ради самих санкций — даже самый идеологизированный американский конгрессмен должен был за шесть лет конфликта вокруг Украины понять, что санкции не заставят Россию отказаться от своих внешнеполитических интересов, а также не приведут россиян к мысли о необходимости устроить в стране «майдан» и капитулировать перед Западом. Последствия подобной капитуляции, совершённой почти 30 лет назад, до сих пор аукаются России.

Возможно, такие санкции ради санкций и тешат самолюбие отдельных политиков, однако они очень больно бьют по американским внешнеполитическим интересам. И прежде всего по отношениям с Европой, ряд стран которой хотят возобновления сотрудничества с Москвой. И проблема тут не в том, что США ставят свои интересы выше европейских, — в общем-то, так всегда было и при Обаме, и при Клинтоне, и при Бушах. А в том, что Соединённые Штаты открыто игнорируют европейские претензии и чуть ли не прямым текстом требуют от европейских элит тотального подчинения. А против тех, кто это подчинение не демонстрирует, вводят санкции. Как, например, в случае с «Северным потоком — 2» — ведь введённые карательные меры коснутся не только «Газпрома», но и ряда ведущих нефтегазовых корпораций Европы (доля которых в проекте достигает 49%).

Представитель совместного российско-европейского консорциума Nord Stream 2 AG (который и строит «Северный поток — 2») Йенс Мюллер уже заявил, что санкции являются «дискриминацией европейских компаний».

И история с «Северным потоком — 2» — это лишь один из примеров такой дискриминации. Помимо уже упомянутого выше разрыва Договора об открытом небе это и разрыв сделки с Ираном, и требование Европы покупать больше американских товаров (большой привет верующим в существование на Западе свободного рынка), и стремление подключить Европу к конфликту с Китаем, и фактическое воровство у европейцев средств защиты и лекарств в ходе эпидемии, и введение санкций за непослушание против вроде как союзников.

Такой «трампистский» подход к отношениям демонстрировал не только глава Белого дома, но и американские чиновники рангом гораздо ниже. Например, ныне покидающий свой пост посол США в Германии Ричард Гренелл, который требовал от немецких компаний уйти из Ирана и угрожал Берлину санкциями за другие грехи.

На сегодня статьи о трансатлантических отношениях в американских и европейских СМИ полны не только алармизма, в них доминирует ещё и скептицизм. Даже ведущие демократические научные центры (тот же Карнеги) признают, что американо-европейские отношения продолжат пробивать дно и не отскочат от него даже в случае прихода к власти Джозефа Байдена. Проблема тут не только и не столько в трамповском хамстве, сколько в реальном расхождении американских интересов с европейскими (по Китаю, оборонным расходам, взгляду на правила мирового порядка — ну и, хоть эксперты Карнеги этого и не признают, подходу к России), а также в неспособности больше решать эти противоречия за кулисами. Вопрос лишь в том, какими темпами будет проходить это пробитие дна.

К счастью для Соединённых Штатов, темпы вряд ли будут высокие. Для того чтобы устроить полноценный европейский бунт, нужен лидер — человек (или страна), который не только поднимет этот бунт, но и будет морально готов стать главной жертвой ответного американского гнева. Такой страны на сегодняшний день в Европе нет. Даже Германия — главная страна Евросоюза — боится занять эту роль. Так, в вопросе о санкциях против «Северного потока — 2» немецкие чиновники говорят лишь о том, что, «с нашей точки зрения, сейчас неподходящее время раскручивать эскалационную спираль и угрожать дальнейшими санкциями, перед нами другие проблемы» — вместо того, чтобы пригрозить американцам ответными санкционными мерами за вмешательство во внутренние дела ФРГ. Как они должны были пригрозить ещё во время разрыва сделки с Ираном и попыток США наказать европейские компании за работу с исламской республикой. Ну или хотя бы депортировать Гренелла за его хамство.

Кроме того, в Евросоюзе в принципе нет ни единства, ни политической воли для каких-то серьёзных внешнеполитических инициатив. Страны ЕС даже не могут договориться, как противостоять амбициям Реджепа Тайипа Эрдогана, который получает возможности для полноценного нефтегазового шантажа Старого Света. О каком тогда бунте против американцев может идти речь?

Поэтому, скорее всего, Европа продолжит злиться и терпеть. А мир продолжит делать ставки на то, какова вместительность европейской чаши терпения. И вообще не бездонна ли она?

Геворг Мирзаян, RT

Картина дня

))}
Loading...
наверх